Обещанного – сколько ждут?

Инвалид-колясочник из Пятигорска, потерявший жильё в ходе пожара, три года не может добиться новой квартиры от правительства

Антона Александрович Островной стал инвалидом десять лет назад вследствие страшного ДТП. Сейчас он может передвигаться только с помощью коляски. Три года назад случилась еще одна беда – у Антона Александровича сгорело жилье. Ослабевшая духом жена не стала этого терпеть и бросила инвалида.

На сегодняшний день он проживает в вагончике, который ему подарили друзья. У мужчины нет водоснабжения, воду он может набирать только в колодце. Инвалид признаётся — он более трёх лет не может помыться. Однако правительство это не капли не смущает и оно продолжает игнорировать просьбы Антона Александровича.

– Здравствуйте.

- На правах рекламы -

– Добрый день.

– Антон Александрович, не могли бы Вы подробно рассказать вашу историю?

– Да, конечно. Я, Островной Антон Александрович, мне 36 лет, имею двоих детей и уже 10 лет, как являюсь инвалидом-колясочником. Три года назад сгорел мой дом и всё это время правительство обещает выдать мне новое жильё.

– Из-за чего Вы стали инвалидом?

– Я пострадал в ДТП.

– После того, как пожар уничтожил Ваш дом, Вы сразу обратились к правительству?

– Да. Мне постоянно обещают помочь, говорят, что скоро выделят квартиру, но всё это продолжается уже три года и нет никакой надежды.

– Где Вы проживаете на сегодняшний день?

– Друзья подарили мне вагончик, но не навсегда. Передвигаться по нему тяжело, а кухня находится на улице отдельно. Заехать в нее у меня просто не получается.

– Вам комфортно в нем жить?

– Жаловаться не буду, но отопления нет, приходится включать обогреватели, водоснабжение также отсутствует.

– А где Вы берете воду, если нет водоснабжения?

– Набираю в колодце. Очень тяжело готовить кушать и убираться, потому что на эти занятия требуется много воды, а за один раз 100 литров я набрать не могу. Около трёх лет не могу даже помыться.

– Можно некорректный вопрос? Когда Вы в последний раз мылись?

– Даже уже не помню, когда последний раз купался. Бани на хуторе нет, а в общественных не могу помыться, потому что они не устроены под инвалидов.

– Вам хоть кто-то помогает?

– Да, моя давняя подруга и мои дети. Они помогают мне приготовить покушать, убраться в вагончике, разговаривают со мной и просто поддерживают. У меня сын 14 лет и дочь 12 лет, очень их люблю.

– А жена у Вас есть?

– Была. Она ушла сразу после того, как у меня сгорело жилье. Также есть мамочка, но она болеет трофической язвой и не может много ходить, да и живёт от меня довольно далеко.

– Вы верите в то, что государство Вам всё же выдаст квартиру или дом?

– Да, верю. Хоть меня и мучают три года завтраками, но я уверен, что мне рано или поздно помогут, хотя, конечно, лучше рано, чем поздно (смеётся).

– Спасибо Вам за интервью, желаем Вам добиться справедливости.

– Спасибо, и вам!

В свою очередь ни администрация города, ни администрация ставропольского края помочь инвалиду не готова. В администрации самого поселка, где проживает инвалид, ограничились лишь словами: «Мы знаем, как живёт Антон Александрович, но помогать ему должны родственники. Администрация поселка может отправить его только в дом престарелых». На вопрос о том, зачем же на каждый запрос инвалида ему приходит обещание разобраться в ситуации, в администрации поселка неловко промолчали.

- На правах рекламы -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Skip to content