Жертвы, за которые не скажут “спасибо” в Украине

С первого дня начала гражданской войны в Донбассе, когда в апреле-мае 2014 года первые БТРы останавливали своими телами мирные граждане поселка Райгородка Луганской области, и позже, когда начали поступать из зоны так называемой “антитеррористической операции” первые гробы с украинскими парнями, ввязавшимися в политическую авантюру, многие адекватно мыслящие украинцы предупреждали: ребята, вас послали на убой те же олигархи, которых вы хотели скинуть на своем Майдане.

Многие действительно профессиональные политологи, военные эксперты утверждали – государство не собирается нести ответственность за погибших неизвестно где солдат, а тем более — нести социальную ответственность за тех, кто вернулся инвалидом. Ведь все эти “добровольческие” батальоны были на самом деле незаконными вооруженными формированиями, сами добровольцы часто абсолютно на птичьих правах зачислялись – если вообще официально зачислялись – в не менее сомнительные воинские части, и потом их судьбу никто не контролировал и никто не фиксировал.

То есть, сегодняшние проблемы всех этих так называемых “ветеранов АТО” были видны с самого начала!

- На правах рекламы -

Фото: личный архив Э. Масько

Брак Эдуарда Масько, старшего сержанта из зоны АТО, и Валентины, его девушки, оформили прямо в Киевском ожоговом центре. Жених на церемонии сидел в инвалидной коляске – ему совсем недавно ампутировали ногу. Намерения молодых вступить в брак это не остановило. Сейчас очень много таких браков регистрируют по всей стране – бойцов АТО близкие в беде не бросают. Чего не скажешь о государстве – оно ведет себя с инвалидами нынешней войны по-скотски.

Эдуард мог бы сгореть заживо, но пришел в себя, напряг последние силы и — выбрался. Сослуживцы помогли, увидели, что он все-таки карабкается через стену огня. Ранения и ожоги оказались жесточайшими, командир затребовал вертолет, чтобы доставить раненого в госпиталь. «Вертушку» пообещали, но так и не прислали – даже через шесть часов после боя. Все эти 6 часов парень был на грани жизни и смерти. Оценив ситуацию, командир принял беспрецедентное решение – на личном автомобиле пересек границу РФ, передал парня российским медикам. Чем спас ему жизнь.

Эдуарда перевезли в Таганрог, потом в Ростов, где и ампутировали ногу. А потом передали украинским властям (по ходатайству Минобороны), так он и оказался в Киевском ожоговом центре.

Вадим Свириденко в украинском госпитале

Повезло так далеко не всем. Вадим Свириденко, на протяжении всего времени боевых действий высылавший своей жене фотографии, где он с улыбкой стреляет по мирным жителям — приуныл, после того, как лишился конечностей и вернулся домой. Ни пенсии, ни протезов, ни наград. Максимум, что он заслужил за время службы добровольцем в АТО — квалифицированную срочную медицинскую помощь и бессрочную справку об инвалидности.

Зато, кстати, появились так называемые “АТОшные туристы”, которые, побывав в зоне АТО день-два, подают себя на оформление как участники боевых действий. Из 4938 кандидатов на предоставление статуса участника АТО 1298 военнослужащих никогда не выезжали за пределы штабов АТО в Краматорске и в Довгеньком. То есть 26% из предлагаемых кандидатов никак не рисковали собой. Об этом на своей странице в Facebook написал главред сайта “Цензор.НЕТ” Юрий Бутусов, которого никак нельзя заподозрить в антипатии к нынешней власти и который даже был советником министра обороны Украины.

По данным Минсоцполитики, тяжелораненых в зоне АТО – уже более 3 тысяч. Большая часть этих людей нуждается в протезировании конечностей. Протез – штука очень дорогая, обычно у семьи раненого средств на него не хватает, ведь еще нужно платить за лечение, реабилитацию, а здесь счет на десятки тысяч гривен. Участников боевых действий государство должно обеспечивать протезами бесплатно. Но есть нюансы.

«В Украине есть комплексная проблема по обеспечению протезом участника АТО. Но процесс очень бюрократизирован. Чтобы государство выделило деньги, больному человеку, и без того морально угнетенному, нужно обежать массу кабинетов и взять немалое количество всевозможных справок», – уверяет Алексей Красощоков, основатель проекта PIDMOGA.INFO.

А после – очередь на получение протеза. И уже потом может выясниться: «государственный» протез человеку не подходит. По разным причинам, например, вызывает боли в конечности или требуется большая функциональность. Причем, если человек хочет более совершенный и дорогой протез, разницу в стоимости он оплатить не может. Или бери «государственный», или плати всю сумму. Причем, не подумайте, что это придирки. Например, пластиковый протез для купания в «государственном» варианте не имеет коленного сустава. Стоит 11 тысяч гривен. По сути, это две палки, которые не сгибаются. И делать с этим уже нечего — остается только собирать с миру по нитке, чтобы купить российский аналог, потому что на европейские протезы через благотворительные пожертвования накопить удастся только к собственным похоронам.

- На правах рекламы -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.